У нас много картинок, а у Вас медленный интернет. Занимает много времени? Нажмите сюда.

В Киноколледже Евгений Валентинович Карпов преподаёт литературу. Вне Киноколледжа – редактирует и переводит книги. Мы встретились с ним в редакции замечательного издательства «Самокат», которое отыскивает по всему миру лучшие детские книги и открывает русскому читателю новых детских и взрослых авторов. Про это мы узнали от Евгения Валентиновича во время книжной ярмарки «Non-fiction», на которую он достал «проходки» всем желающим киношкольцам. Интервью наше — про литературу и не только.

Начало пути

Я поступал в театральную школу. Там же был и литературный класс. В него — в отличие от театрального — меня… брали. Но тогда я закапризничал: «Как же так? Я же хотел в театральный!». И отказался.

Позже я всё-таки пошёл на филологический факультет педагогического института им. Ленина. Это легендарное место. До меня там учились многие знаменитые люди: Юрий Визбор, Юлий Ким, замечательный писатель Юрий Коваль и многие другие. Да и некоторые мои однокурсники стали знаменитыми: кто телекомментатором, кто писателем. Многие стали преподавать. Например, у меня есть друзья, которые целой группой ушли в лицей и так там до сих пор работают командой.

А я шел своим путем. Первый мой педагогический опыт был непростым: я недолго поработал в интернате, самом обычном, наподобие детского дома.

Потом поступил в педагогический институт. Лекции по педагогике имеют мало отношения к жизни… Ну — Ян Амос Каменский, ну — Януш Корчак… Помню, когда нам рассказывали про Корчака (ну, вы знаете историю про него: был такой педагог, который во время Второй мировой войны отправился вместе с детьми в газовую камеру). Да, эта история произвела на меня сильное впечатление. Но только когда прошло много лет, когда я уже поработал учителем, стал редактировать книгу Януша Корчака, вник в нее — только тогда я почувствовал, что такое настоящая педагогика. Это прежде всего постоянная работа над собой.

Корчак вообще отказался от личной жизни ради детей. Но, кстати, никогда и никого к этому не призывал. У нас есть только его пример, который работает лучше всяких призывов.

А тогда я про Корчака практически ничего не знал. В92-93 году пошел работать в обычную районную в школу. Район когда-то был абсолютно хулиганским, но когда я пришел, уголовщина в целом сходила на нет – хотя еще много чего оставалось. Несмотря на разные непростые с ситуации, могу сказать, что это были лучшие годы в моей педагогической практике. Там, например, я сделал свой первый туристический слет. Потом он стал ежегодным.

Самокат

Сначала я пришел работать в книжный автобус «Бампер». Какое-то время я продавал книги, рассказывал про них. До того я довольно долго преподавал в школе, потом мне пришлось заняться бизнесом. Но бизнесмен из меня так себе. И я хотел найти что-то близкое себе по духу, так что детские книжки оказались мне ближе всего. Сначала я там работал продавцом. А если ты идешь в книжные продавцы, то ты не можешь быть «просто продавцом», ты должен стать книжным экспертом — хотя бы в рамках того ассортимента, который ты продаешь. Значит — тебе их нужно прочитать. Все! То есть, получается, ты становишься профессиональным читателем.

А потом филологическое образование позволило мне начать редактировать книги. Так я стал сотрудничать с «Самокатом»

Книга

Всё, что присылается в издательство, называется «рукописью». Рукопись это — необработанный текст, проект книги. Сама же книга совмещает в себе две стихии: текст и изображение.

Издательство «Самокат» началось с нескольких книг. Некоторые из них переиздаются до сих пор. Например, «Собака Пес». Если книга переиздается, это значит, что ее читают. А «Самокат» высоко держит планку. Поэтому его книги пользуются успехом.

Редакция

Есть, конечно, уникальные люди, такие, как, например, Илья Бернштейн. Это вообще человек-издательство. У него несколько издательских проектов. Бывало, когда он, работая над книгой, был одновременно составителем, редактором, корректором, дизайнером и даже верстальщиком. Но, конечно, это невероятно трудно в одиночку. Поэтому для издательства нужна команда профессионалов. «Самокат» когда-то начинался всего с нескольких человек, теперь штат расширился.

Выпуском книг заведует шеф-редактор. Вот его рабочее место.

Это человек-компьютер, который знает все и вникает во все: какие книги и когда выходят, когда подходит очередь этой книги, когда той, кого надо поторопить, кому напомнить о сроках и так далее.

Арт-директор отвечает за оформление, организует работу иллюстраторов. Он должен обладать безупречным художественным вкусом.

Редакторы занимаются текстовой частью, общаются с авторами, переводчиками, корректорами и выполняют много другой работы.

А есть еще специалист по печати, отдел маркетинга, финансовый отдел.

Вот на этом месте сидит девушка Яна, которая занимается правами. Авторское право — очень важная сторона издательского дела. Если вы хотите издать книгу на русском или иностранном языке, надо сначала найти автора или правообладателя и установить с ним взаимовыгодные отношения, заключить контракт. А потом согласовывать работу. Много кто работает и удаленно: переводчики, художники, редакторы, корректоры и т.д. Вот как я, например.

Что дети читают

Мы читали детям вслух с самого раннего возраста, и читать они довольно рано научились. Но в новое время многое отвлекает от книг: виде-магнитофон, компьютер и прочие гаджеты. Старшей дочке повезло больше всех: телевизор был маленький, плохонький, черно-белый, только очертания «телепузиков» и показывал. Года в три она знала наизусть «Сказку о царе Салтане» и много чего еще – и не потому, что ее кто-то заставлял, а просто ей это нравилось.

Что они читают? Да много чего. Толкина, «Гарри Поттера», например. С таких книжек дети начинается радость самостоятельного чтения.

Вообще, чтение – это такая тонкая материя, сродни искусству составления ароматов. Взрослым надо быть с этим очень аккуратными. Ребенку нужен выбор: чтобы он взял, полистал. Не понравилось – отложил, полистал что-то другое. Тогда он постепенно выберет то, что ему по вкусу.

Важно читать вслух. Часто книги, которые мы читаем вслух, становятся настолько интересны, что дети их у нас отбирают. Я думал когда-то, что мой сын читает мало. Потом вдруг оказывается, что и это он прочитал, и в том разбирается, просто не хочет афишировать. Не все любят делиться впечатлениями о прочитанном.

Book talk не так просто начать. Ты не можешь посадить человека и заставить: «Давай говорить о книжках!» Нужно подождать, пока у него самого возникнет потребность обсудить. Ну, и тут ты должен быть готов.

Мое чтение в детстве

Одно из моих любимых воспоминаний детства — как я читал «Робинзон Крузо». Я сделал под столом, у батареи отопления, шалаш, завесил пледами, положил подушки. Брал туда с собой чай с сушками и пряниками. Мог часами — с утра и до вечера – сидеть, погрузившись в книгу. Очнешься, выглянешь — уже и темно за окном…

Над текстом работали:
Варвара Селиванова (2кш), Фёдор Щепин (2кш), Александра Карпович (3кш), Сафронов К.О.


0 комментариев

Добавить комментарий